22 мая 2013

Город надо расчищать – зачем заводы по соседству с жилыми домами?

С отставки Владимира Крицкого из мэрии Екатеринбурга прошел год. Возглавив компанию «ЛСР. Недвижимость-Урал», он вернулся в свою стихию и теперь лоббирует интересы всех застройщиков города.

В марте 2012 г. вице-мэр по капстроительству и землепользованию Владимир Крицкий дал пресс-конференцию, на которой объявил: он возвращается в бизнес, в какую именно компанию – пока не знает, но предложений много. «Я уходил в никуда. С местом работы определился за месяц – выбрал питерскую Группу ЛСР. Сразу поднялся шум, что я буду лоббировать ее интересы, используя свои связи в мэрии. А чьи интересы я должен продвигать? Другого застройщика что ли? Да, у меня есть знания, которых нет у других – я многому научился, работая в горадминистрации. И я использую все это. И буду использовать!», - говорит г-н Крицкий. В частности, его умения пригодятся «ЛСР. Недвижимость-Урал» для комплексной застройки на месте заброшенного цеха завода ЖБИ: компании предстоит сложный перевод земли в пригодную для строительства жилья категорию.

Застройщики говорят, что знали о ваших планах уйти из мэрии заранее, но молчали. К чему была такая секретность?

- Я собирался уйти еще в 2010 г., после того как Аркадий Чернецкий сложил полномочия мэра Екатеринбурга. Но пора была предвыборная – и меня попросили лодку не раскачивать, а отработать весь этот период. Я остался и работал, как обычно. Новое место заранее не искал - не хотел вести двойную игру. В итоге ушел 7 марта в никуда. Но предложений было много, и 16 апреля я уже вышел на работу в уральский филиал Группы ЛСР.

Почему в питерскую компанию? Как-то непатриотично.

- А в чем проблема? Какая разница – в федеральной компании работать или в региональной? У ЛСР в Екатеринбурге обособленное подразделение с правами филиала, компания работает по тем же правилам и нормативам, что и все остальные.

Получилась любопытная рокировка: вы ушли в ЛСР, а ваше место в мэрии занял Сергей Мямин, который возглавлял завод «Бетфор» - структуру Группы ЛСР.

- Сергей Мямин в ЛСР не работал. Был период, когда он руководил компанией «НОВА-Строй». Но это было до того, как питерцы ее купили. Конечно, начался шум, что я буду продавливать интересы компании. А что значит продавливать? Да, любая административная работа, если ты к ней ответственно относился, дает определенный набор практических знаний. И я знаю, как лучше решать те или иные задачи. Но разве это плохо? Это мой плюс. Я бы в любом случае применял эти знания, куда бы ни устроился.

Уйдя из мэрии, вы лишились власти. Не жалеете?

- А зачем она мне нужна? Для задач, которые есть сейчас, мне полномочий достаточно. От отсутствия власти я не страдаю абсолютно точно. Я и в мэрию не за ней шел. Молодые ребята, которые сейчас поголовно мечтают стать чиновниками, глубоко ошибаются, что эта работа – легкая. Это огромная ответственность. А какие это нервы! Что бы ты ни делал, ты всегда в глазах горожан недостаточно хорош, всегда будешь крайним. Морально это очень тяжело. На самом деле эта работа требует особой подготовки, отношения к делу. Но сейчас я вернулся в свою стихию и счастлив. Здесь все проще и понятнее, работа более приземленная, видишь осязаемые результаты своего труда.

Вы видите сейчас какие-то градостроительные ошибки, которые допустили за восемь лет в мэрии?

- Нет. Правда, не вижу. Сколько людей – столько и мнений. Кто-то говорит, что в городе много стеклянных зданий, грустно опустив уголки губ. А кто-то - о том же самом, но с улыбкой. Кого-то не устраивает ТРЦ «Алатырь», а мне нравится, как он подсвечен вечером! Кто-то кричал, что «Высоцкий» - самая катастрофическая градостроительная ошибка. Но на мой взгляд, когда в том районе появится отель Radisson, это будет законченный комплекс.

Недавно ЛСР объявила о планах застроить площадку под бывшим цехом завода «Бетфор» жильем. Надо менять зонирование участка – процедура долгая и сложная. Ставка на ваш набор знаний?

- Да. Это сложный процесс, но он движется. Мы уже прошли публичные слушания и в мае рассчитываем изменить зонирование площадки – через внесение изменений в правила землепользования и застройки. Вопрос будет вынесен на Гордуму. Думаю, депутаты такое решение примут.

Они могут отказать?

- Для этого должны быть основания. Но компания предлагает снести заброшенные промобъекты и на их месте возвести новый район по всем строительным, экологическим и прочим правилам. С инфраструктурой, детсадами. Старый район ЖБИ давно застроен и новых проектов здесь практически и нет. Ну у кого из депутатов поднимется рука завернуть такой проект? Там же вменяемые люди. Большинство.

Вообще за последние годы многие промпредприятия из города вынесли – фабрики «Уралобувь», «Спортобувь», завод ОЦМ, Подшипниковый завод №6. На их месте жилье. Это нормальная мировая практика. Город надо расчищать – зачем заводы по соседству с жилыми домами? Выносить их надо. Особенно из центра. Там ведь завоз сырья и вывоз продукции – сплошная проблема! При этом земля в центре стоит дорого. Так что просто исходя из экономических соображений все больше заводов будут выезжать за пределы Екатеринбурга.

А ЛСР за черту Екатеринбурга не собирается? По примеру «Атомстройкомплекса» и «Форум групп», которые застраивают Среднеуральск.

- Пока нет. Может быть, когда-то такие проекты появятся. Города-спутники будут развиваться. Мы видим, сколько иногородних каждое утро едут в Екатеринбург на работу. Не только из Среднеуральска, Верхней Пышмы, Березовского, Первоуральска – они-то фактически районы города. Ездят из Каменска-Уральского, Нижнего Тагила, Верхних и Нижних Серег. Это уже не ближний круг – радиус километров 100! Мы в этом плане догоняем Европу. Я помню, еще в советское время, когда работал в первоуральском горкоме комсомола, был с визитом в Чехословакии. Встречался с коллегами из города-побратима Пльзень. Я разговорился с чехословацким комсомольцем, он рассказал, что живет в 40 км от города. Удивил, конечно. А он говорит: «Да у нас так принято – жить за городом. Машина есть, дороги хорошие».

ЛСР начала строить малоэтажный район «Мичуринский». При этом в городе дефицит жилья. Может быть лучше сделать упор на высотки, обеспечить людей метрами по максимуму, а уже потом браться за малоэтажные проекты?

- Люди нуждаются в разных типах жилья – кто-то хочет жить в высотке, кто-то в малоэтажке, кто-то в своем доме. Каждый из них должен иметь право выбора. Мы, например, в основном специализируемся на многоэтажном жилье, но по уровню спроса видим, что формат «Мичуринского» востребован. Будем застраивать район индивидуальными домами и таунхаусами – всего 230-250 тыс. кв. м.

По проекту, там должны быть два садика и школа. По опыту «Ренова-СтройГрупп» (ныне «КОРТРОС») в Академическом видно, что город вводит соцобъекты медленно. Не боитесь таких же проблем?

- Возможно, что мы тоже с этим столкнемся. Но в любом случае школы и детсады – не наш профиль. Ведем переговоры с мэрией, отмежевываем участки под строительство детсадов.

А сети там были?

- Нет. Будем строить.

Сами?

- Ну а кто? В перспективе естественные монополии в рамках своих инвестпрограмм будут возводить постоянные сети, которые пойдут в сторону поселка Медный - в Широкореченском планировочном районе много застройщиков работает, не только мы. Но пока чтобы обеспечить первую часть застройки инфраструктурой, строим на свои деньги.

Настроиться на Сочи

Как лоббист Владимир Крицкий подключился и к работе строительного комитета Свердловского областного союза промышленников и предпринимателей (СОСПП) – чтобы доносить позицию застройщиков по проблемным вопросам до властей. Недавно на Совете СОСПП он изложил вице-губернатору Якову Силину предложение профсообщества: ввести в Екатеринбурге особый режим изъятия земель – как перед Олимпиадой в Сочи.

Что изменится, если спецрежим введут?

- Во-первых, это не спецрежим, а нормальный режим. Российскому правительству нужно определить: должны города развиваться дальше или нет. Если власть устраивает, когда в центрах мегаполисов стоят индивидуальные дома с огородами – значит, оставляем прежний порядок. Если нет – нужно распространить действие федерального закона, принятого специально для Сочи, на все регионы. Ничего страшного в этом документе нет - но сокращаются сроки процедуры отселения домов. Застройщикам не нужно ждать целый год после того, как вышло постановление об изъятии участка и прошла его регистрация в ФРС. При несогласии собственника все будет решаться как обычно – через суд. Но суд пойдет быстрее – в Сочи, например, процессы стартовали уже через три месяца после выхода постановления главы города об изъятии. По существующей процедуре дальше работать с отселением практически невозможно.

А зачем ждать целый год?

- Я не знаю. Сам удивляюсь. Но так прописано в законе. Ввести другой режим изъятия земель вполне реально. Главное – не переводить все в политику. У нас же очень политизированный город - с начала 1990-х гг. каждые два года случались выборы. Постоянные кампании, этот шум-гам-тарарам привели к тому, что многие уже просто не верят никому и ни во что. При любой инициативе бизнесменов горожане ждут, что их обманут.

Согласитесь, понять их можно. В Сочи расселение ведь тоже не гладко проходило.

- Никто не говорит, что у собственников надо забирать землю бесплатно. Мы что, не люди что ли? Но и перекоса в пользу сегодняшних жильцов не должно быть. Сейчас владельцы домов на совершенно законных основаниях шантажируют застройщиков в масштабах страны. Была, например, детективная история при расселении дома – когда строился ВИЗ-Правобережный. Застройщик снес деревянный дом, а жильцы предъявили претензию - у них там якобы хранилась уйма уникальных предметов: халат купца Агафурова, украшенный рубинами и изумрудами, набор хирургических инструментов 1917 г. выпуска и т.д. Это какая фантазия у людей! И какая наглость! А с каким трудом мы расселяли дом на ул. Щербакова, этот пень на дороге. Он мешал проложить магистраль, но владельцы до конца пытались выжать из мэрии заоблачную сумму. И самое странное, что общественность их поддерживала, мол, все правильно, пусть вам заплатят, сколько просите, давите. О том, что это деньги горбюджета, налоги горожан, – об этом они не думали.

Как вы оцениваете шансы Екатеринбурга получить ЭКСПО-2020?

-  Это будет политическое решение. Очень многое определяют договоренности между политиками самого высокого уровня. Ясно, что в случае победы у Екатеринбурга появится возможность сделать резкий рывок вперед. Начнется колоссальная движуха по части строительного и транспортного комплекса, появится огромное число рабочих мест. И все объекты, которые здесь смонтируют участники выставки, останутся городу. Не повезут же они павильоны обратно. Как говорится, за морем телушка полушка, да рубль перевоз. В Шанхае после ЭКСПО павильоны переформатировали под спортивные и культурные объекты – это же здорово.

Правда, многие горожане этого до сих пор не осознают. У нас вообще принято Екатеринбург критиковать. До сих пор любят говорить, что у нас самое короткое метро в мире. Хотя это уже не так. Или еще случай: в 2011 г. в городе был всероссийский съезд строителей. Участникам устроили автобусную экскурсию. Я тоже поехал. И такого от экскурсовода наслушался! Поливала город грязью на все лады. Коллеги очень удивились такому подходу. Для чего вот это надо делать? С тем же успехом можно каждое утро выходить на площадь и кричать «Я самый плохой человек в мире!». Между тем, за последнее столетие Екатеринбург превратился из заштатного уездного городка, ограниченного ул. Папанина – Московской – Восточной и, пожалуй, Самолетной, в третий мегаполис в стране. Мы обошли Пермь, которая, по идее, стартовала с более высокой позиции губернского города. Об этом надо говорить.

 

Вопросы читателей с Facebook:

Леонид Гункевич:

Что мешает запретить точечную застройку в центре Екатеринбурга? Почему в городе так мало парков? Почему нельзя развивать систему обустройства дворов, спортплощадок и зон отдыха – как в Вене?

Владимир Крицкий: Точечной застройки в городе сегодня почти нет. Есть уплотнительная. В советские годы в Свердловске разрабатывались генпланы и проекты планировок. Все было заложено в соответствии с нормативами. Прошло 30 лет. Часть объектов так и не были построены, и их возводят сейчас. Кому от этого хуже?

Когда строился детсад на ул. Сыромолотова, люди роняли заборы, поджигали их, били фары у строительной техники. На ул. Черепанова в прошлом году была похожая история. Когда строили первый в городе ФОК на ул. Гагарина, бабушки ложились под бульдозер. И что? Сейчас и детсад, и ФОК работают, дети туда ходят. И всем все нравится, все забыли, какие бунты устраивали.

На счет обустройства дворов: я не знаю, как система работает в Вене. Но готов помогать продвигать конструктивные предложения. И парки надо дополнительно разбивать, и скверы.

Konstantin Yedunov:

Как сделать стоимость метра в городе дешевле в два раза? Что или кто мешает это сделать прямо сейчас?

Владимир Крицкий: Никак. Сегодня Минрегионразвития утвердил минимальную стоимость метра для Екатеринбурга в 39,6 тыс. руб. Это означает что госорганы считают, что продавать квадрат по 30 тыс. невозможно.

Konstantin Yedunov:

Насколько стало меньше коррупции в градостроительной отрасли?

Владимир Крицкий: Не знаю. Я лично взяток никогда не брал. Если бы узнал, что мои сотрудники это делают, выгнал бы в тот же миг. Я не говорю, что люди святые. Надо выявлять и наказывать тех, кто приходит на госслужбу, чтобы брать взятки.

 

СПРАВКА "ДК"

Владимир Крицкий, управляющий «ЛСР. Недвижимость-Урал»

Родился 12 апреля 1959 г. в пос. Билимбай

Образование: Окончил строительный факультет УПИ по специальности «инженер-системотехник» и Уральскую академию государственной службы по специальности «юриспруденция».

Карьера:

С 1986 г. – работа в тресте «Уралтяжтрубстрой», прошел путь от мастера до заместителя генерального директора

В марте 2000 г. был избран депутатом Областной думы Законодательного собрания Свердловской области

2004-2012 гг. – вице-мэр Екатеринбурга по вопросам капитального строительства и землепользования

2012-2013 гг. - директор Уральского филиала Группы ЛСР

В 2013 г. назначен управляющим «ЛСР. Недвижимость-Урал».

Награжден знаком «Почетный строитель России»

 

Читать полностью на: http://ekb.dkvartal.ru/news